Джессика Грот. Моя новая подруга Геката

Краткое размышление о современной «гуманизации» божеств в эзотеризме

Надо сказать, я использую в названии только «Гекату», так как она кажется особенно популярной в наши дни. Так что, пожалуйста, замените «Геката» именем своего любимого бога/богини. Сделано? Что ж, если вы действительно можете назвать своего «любимого» (акцент на любимом) бога/богиню, вы – часть моего интереса. Позвольте уточнить: одно дело быть приверженцем определённого божества и/или серьёзно работать с одним (или несколькими) нуминозными сущностями (включая демонов, ангелов и других, в зависимости от вашей системы) и быть выбранным ими в качестве «слуги», сосуда или даже партнёра по браку (например, супругом-шаманом или сочетаться браком в Вуду с лоа). Другое дело – выбирать «фаворита», как можно выбрать любимый вкус мороженого или любимую знаменитость. Особенно, если прыгать по пантеонам и менять божества, как влюблённых – сегодня Геката, завтра Один. Потребность боготворить определённых людей и восхищаться их качествами кажется почти основной потребностью человечества и могла быть перенесена на сверхъестественное на раннем этапе (или, наоборот, возникла оттуда); но в современной оккультной культуре она, кажется, выходит даже за рамки поклонника, восхищающегося своим «фаворитом», и превращается в «очеловечивание» сверхъестественного другого. Почти как «приятельское общение». Если вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-то говорил о боге/богине, как будто они их новые лучшие друзья, вы понимаете, о чём я. Исследуя на досуге личные рассказы о работе с конкретными сущностями в Интернете, эта форма «гуманизации» показалась мне более чем маргинальным явлением в эзотерической и оккультной среде.

Я намеренно использую термин «гуманизация», чтобы отличить его от персонификации божеств (или других сущностей). Для меня видится последнее, то есть персонификация, как процесс религиозной истории, в котором обожествляемые элементы, природные силы, нуминозные переживания и так далее становятся всё более и более наделяемыми человеческими характеристиками, например, чертами личности (сравните, в частности, политеистические пантеоны) – но без потери их существенного расстояния/различия по отношению к человечеству. Даже в культурах, где существует естественная повседневная близкая связь между общиной и духами, богами и т. д., всегда существует чёткая грань между человеческим и нуминозным. Но также и в старых мифах и сагах о взаимодействии бога и человека, скажем, встретив бога в человеческой форме во время путешествия, это расстояние остаётся, например, когда человек осознаёт истинную идентичность незнакомца только постфактум (не забывайте, что такие сказки часто являются символом определенного опыта, развития и т.д, а не буквальным описанием взаимодействия конкретного человека с этим богом/богиней). С другой стороны, по моему наблюдению за сегодняшней эзотерической сценой, «гуманизация» будто бы сохраняет кажущуюся дистанцию, часто трансформируя божеств в ещё более могущественных существ, нежели они были раньше (к примеру, наделяя того или иного бога из определённой культуры гораздо более широкими областями влияния или новыми сферами власти; иногда делая их почти всемогущими, поскольку таким способом гораздо легче удовлетворить все свои потребности). Однако в то же время она резко сокращает любое расстояние/различие, рассматривая божество, похожим на друга, и чаще всего используют его (бессознательно) как своего рода «отражающую фигуру», т.е. отражая субъективные ощущения, желания и ассоциации с точки зрения собственных эзотерических претензий. «Гуманизация» на своём пике становится (активным) изменением сущностей самоуправными эзотериками, преуменьшающими или прямо отрицающими все аспекты сущности, которые им не нравятся, черты, которые больше не являются политкорректными или не соответствуют их морали и т.д. Они также произвольно меняют и переделывают способы поклонения божествам, отсекая любые аспекты, которые считают нежелательными (например, жертвоприношения животных, подношение крови и прочее). В итоге часто остаётся только «очеловеченная» оболочка изначального божества и его культа, в то время как всё остальное изменяется, добавляется и исключается в соответствии с текущими прихотями человеческих поклонников – может ли это действительно работать? Я сомневаюсь…

«Дырявые горшки» эзотеризма, сталкивающиеся с глиняной никчемностью персонализации

В политеистических культурах преданный посвящает большую часть своего времени и средств почитанию божества, наиболее близкого к его/её обстоятельствам и окружающей среде, например социальный статус, профессиональная роль, взаимоотношения (остатки которых мы находим в почитании святых в католицизме), и/или божества, которое его выбирает. Такие люди часто доверяют магические операции для особых нужд религиозным профессионалам (или получают от них инструкции). Сегодня в эзотерическом и оккультном мире многие считают себя единственными религиозными (или магическими) специалистами, в которых они сами нуждаются (и хотя в этом есть доля правды, я довольно скептически отношусь к такому восприятию в целом, но это уже другая тема). В конце концов, индивидуальная способность к самопознанию и актуализации своей божественности без зависимости от человеческого посредника лежит в основе многих эзотерических и оккультных движений. В связи с чрезвычайно индивидуалистическим и персоналистским/эгоистическим развитием современного (западного) общества не удивительно, когда богов также превращают в отдельные аксессуары. Я полагаю, что нам всё же стоит пристально исследовать данный вопрос, а не только время от времени в удивлении поднимать брови, поскольку это явный симптом всё большей и большей утраты любой связи с внешней нуминозной реальностью. Как я уже пыталась выразить, представляется, что избранные или, скорее, созданные божества (либо путём модификаций, либо напрямую) довольно часто просто используются как проекционные поверхности и отражающие фигуры для индивидуальных желаний, осознаваемых недостатков или даже травм. Это уже не (или в гораздо меньшей степени) реально существующие внешние обстоятельства, которые определяют, к какому богу/богине/силе человек обращается, а внутреннее переживание дефектности, желание преодолеть индивидуальные недостатки посредством отношений (в т.ч. через специфические призывы или «ченнелинг») с определённым божеством или путём «смешивания и сочетания» нескольких. Но боги всё ещё не ваши личные терапевты!

Познание осуществляется на потаённых тропах, недоступных для эгоистического самоутверждения человеческих фантомов постмодерна

Нуминозная сущность, безусловно, может быть источником определённых прозрений и знаний, например, посредством сновидений или методов гадания, но это не превращает её автоматически в нашего учителя, особенно если мы не работали с данной сущностью в течение долгого времени до этого, не изучали серьёзно, и не занимались с ней в рамках культуры или системы, в которой она укоренена. Если учесть, что многие практикующие в современной эзотерической и оккультной среде отвергают человеческие отношения учитель-ученик, выходящие за единственно правомочные, по их мнению, рамки простого обмена рациональными знаниями, вызывает особенную иронию, когда они, однако, легко основывают свои «прозрения» на откровениях «духовных учителей» или божеств. Вместо того, чтобы потенциально столкнуться с другим человеком, который мог бы указать на их недостатки и потребовать от них активной работы над развитием, они скорее «подчинятся» божеству в их собственном толковании, чтобы «получить обучение и руководство» (цитата из практикующей ченнелинг Афродиты), которые, как ни удивительно (сарказм!), никогда не вытесняют их из зоны комфорта, но либо подтверждают их идеал, либо помогают им до поры до времени стремиться к той личности, которой бы они хотели быть.

Повторюсь, «гуманизация» божеств и сопутствующие ей эффекты кажутся мне очень объяснимым выбором, но влекущим за собой проблемы – это наиболее очевидно из-за плохо скрытой психологизации нуминозных сил и сущностей, которые, таким образом, становятся всё более и более умственными, интернализированными и да, воображаемыми. Хотя такая ситуация может показаться пробуждением или восстановлением старых богов путём «привлечения их на сцену» (иногда в буквальном смысле), я обеспокоена тем, что это имеет гораздо более противоположный эффект. Единственный «бог», который остаётся в конце – человеческое «я». В своей предыдущей заметке («Каждый мужчина – это бездна») я уже говорила о важности сохранения нашей внутренней стабильности и мотивации в стремлении к оккультной работе. Теперь я хотела бы добавить или повторить о важности размышлений относительно нашей мотивации и рассуждений при работе с конкретными сущностями, а также о том, как мы их воспринимаем, относимся к ним и представляем. Некоторые возможные вопросы: они призывали нас работать с ними, или мы выбрали их, исходя из фантазий или личной прихоти? Являются ли они частью нас самих или пути, по которому мы идём? Признаём ли мы все их характеристики, даже если некоторые из них нам могут не нравиться? Отражает ли наша ритуальная работа их потребности, а не наши? Готовы и можем ли мы оказывать им необходимое почитание, услуги и подношения? Есть ли у нашей работы цель помимо повышения самооценки? Лично я могу только повторить своё замечание, что мы можем лучше всего честно ответить на вопрос, если у нас учитель, наставник и группа преданных единомышленников, которые помогают нам обходить ловушки психологизации и принятия желаемого за действительное. Однако, если вы склонны к уединению, полагаю, самый важный совет – всегда помнить о нуминозной природе сущностей, с которыми вы работаете, и следить за своими собственными высказываниями, поведением и ожиданиями. Не смешивайте и не сочетайте, или не ассимилируйте божеств, пока вы не изучили их серьёзно (или, ещё лучше, воздержитесь от смешивания и сочетания вообще). Я пытаюсь увидеть личностные характеристики сущности в соответствии с передачей в мифах, ритуалах через моего жреца или другими религиозными специалистами, как указатели на опыт, аспекты или черты, которые эта сущность воплощает. Затем я пытаюсь понять, насколько они способствуют моей общей работе и цели. Вместо того, чтобы «очеловечивать» нуминозное существо и конструировать его в соответствии со своими потребностями, этикой или желаниями, я пытаюсь «увидеть» и соединиться с его сущностью, скорее деконструируя персонификацию и раскрывая его даймоническую душу, если изволите. Если мы укоренены в нашем Гнозисе и следуем своему пути, внимательно и усердно работаем с нашей системой, тогда нет необходимости приобретать духовных «приятелей» в качестве дымовой завесы наших собственных недостатков и бессилия.

Божественное всегда останется устрашающей тайной для пребывающих в действительности человеческого временнóго потока

 

Источник: https://www.jessicagrote.com/2020/04/my-new-friend-hekate/

Перевод Георгия Корженевского

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Создайте бесплатный сайт или блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: